Преображение Господне

Великий двунадесятый праздник Преображение Господне основан на свидетельстве трех Евангелий (Мф.17:1-6; Мк.9:1-8; Лк.9:28-36). По слову апостолов, в этот день Христос привел ближайших учеников — Петра, Иакова и Иоанна — на высокую гору, где во время молитвы они смогли увидеть Спасителя в ослепляющем сиянии Его Божественной славы.

 

Прежде восхождения на гору Господь возвестил ученикам о предстоящих Ему страданиях (Мф.16:21), и прорек, что те, кто стоит здесь, не вкусят смерти, пока не увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем (Мф.16:28). По толкованию святителя Григория Паламы, архиепископа Фессалоникийского, Преображение и было явлением Божьего Царства — того самого Царства, которому Иисус принадлежит по Своему Божеству.

Свет, ослепивший было физические глаза апостолов, открыл им духовное видение. Они мгновенно узнали собеседников Христа, хотя как могли они понять, что это ветхозаветные пророки Илия и Моисей, когда не существовало ни устных описаний их внешности, ни тем более живописных портретов. Ученикам Спасителя открылось нечто иное, нежели привычная человеческая реальность. Свет, который воссиял на Фаворе, не природный, не отражение солнца — это свет, который постоянно был со Христом, свет Божественного Царства, свет вечности.

Нам важно понять, что не Господь изменился, а Его восприятие людьми. Он всегда Светоносен (помните: «Я — Свет миру»), а вот мы обычно не способны это увидеть. Церковно-славянское слово «преображение» происходит от греческого «метаморфосис», что означает изменение формы. В румынском языке название этого евангельского события — Schimbarea la Fata — «Изменение в лице». Причем в тропаре и кондаке праздника Преображения говорится, что Господь преобразился перед Своими учениками настолько, насколько они могли воспринять это чудо («якоже можаху»). Это относится и к любому из нас. Почему мы не видим прямо сейчас мир Божественного Царства? Потому что очи наши закрыты грехом. Однако от нашей немощи реальность Божественного мира не умаляется и не помрачается. Он существует, и каждому, подобно апостолам, открывается возможность прикоснуться к этому небесному миру уже в этой жизни.

Когда же? Когда мы очищаем душу покаянием и принимаем Святые Христовы Тайны. Когда возглас священника во время Божественной литургии «Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа» побуждает радостно биться наше сердце. Через Церковь, через Литургию мы становимся соучастниками этого Царства, а значит, и соучастниками Преображения. Нам открывается — пусть еще не в полной мере, а, по сравнению апостола Павла, как бы через тусклое стекло, гадательно (1 Кор.13:12) — то, что мы сможем увидеть после своей кончины. Конечно, теперь нам требуется вера, так ведь и Господь преобразился перед учениками с целью укрепить их веру. Великое счастье прикосновения к иному, Горнему миру, дается нам для того, чтобы мы обретали веру и силу жить по Божиему закону.


Праздник Преображения Господня наполнен величайшим смыслом, который отражен в том числе и в традиции иконописания. Древние иконы Преображения изображают Спасителя на вершине горы; справа и слева — Моисей и Илия, у ног Спасителя — апостолы, а из одежд Спасителя струится свет, который пронизывает собой окружающий мир — и горы, и деревья, и животных (на некоторых иконах и таковые изображены). Это символ того, как Бог Своей энергией, Своим Божественным светом пронизывает весь космос, все творение. И человек призван, воспринимая эту Божественную энергию, по образу Божьего Царства преобразовывать себя и окружающий мир. К этому призывает нас и сегодняшнее евангельское событие, которое мы празднуем, призывает Слово Божие, призывает Божественная мудрость. И нам только остается своим человеческим злым мудрованием не противиться этой Божественной мудрости.

 Святейший Патриарх Кирилл


Мы совершаем освящение плодов, освящение вод, освящение хлебов, мы совершаем освящение хлеба и вина в Тело и Кровь Господни; внутри пределов Церкви это начало чуда Преображения и Богоявления; верой человеческой отделяется вещество этого мира, которое предано человеческим безверием и предательством тлению, смерти и разрушению. Верой нашей отделяется оно от этого тления и смерти, отдается в собственность Богу, и Богом приемлется, и в Боге уже теперь, зачаточно, поистине делается новой тварью.

Но это должно распространиться далеко за пределы храма:

все без остатка, что подвластно человеку, может быть им освящено; все, над чем мы работаем, к чему мы прикасаемся, все предметы жизни все может стать частью Царства Божия, если это Царство Божие будет внутри нас и будет, как сияние Христово, распространяться на все, к чему мы прикасаемся...

Подумаем об этом; мы не призваны поработить природу, мы призваны ее освободить от плена тления и смерти и греха, освободить ее и вернуть в гармонию с Царством Божиим. И поэтому станем вдумчиво, благоговейно относиться ко всему этому тварному, видимому нами миру, и послужим в нем соработниками Христовыми, чтобы мир достиг своей славы и чтобы нами все тварное вошло в радость Господню.

Митрополит Антоний Сурожский

 

При составлении листовки использовался материал из статьи протодиакона Андрея Кураева «Преображение. Судьба слов»

 Миссионерский отдел Брестской епархии